Маликов Гариф Абдурахманович

    Яркой негасимой звездой сверкает День Победы в Великой Отечественной войне  на небосклоне отечественной истории. Ничто не может заменить его – ни годы, ни события. Не случайно День Победы – это праздник, который с годами не только не тускнеет, но занимает всё более важное место в нашей жизни.

           Для нашей страны эта дата наполнена особым смыслом. Это – священная память о погибших на полях сражений. Это – наша история, наша боль, наша надежда…                                       

      Уже несколько поколений выросло после окончания Великой Отечественной войны, победа в которой обошлась нашему народу дорогой  ценой.   Всё меньше остаётся среди нас тех, кто воевал на фронтах, трудился в тылу.

     Всем  известны стихи из  сборника «Моабитская тетрадь» нашего поэта – земляка Мусы Джалиля. Читая их, вспоминаешь его подвиг во имя Родины и Победы, вспоминаешь его боевых товарищей по подполью в фашистских лагерях. Среди них был и наш ташлинец  Гариф Габдурахманович Маликов,  или просто Гриша, как его звали товарищи. 

     Они не были полководцами и маршалами. Муса – татарский поэт, Гариф – простой человек их оренбургской глубинки.   В плену, терпя издевательства и унижения, страх, голод, они продолжали вести борьбу с врагом. Прошли через многое,  не уронили чести, остались верны воинской присяги и под страхом смертной казни не предали товарищей.    

 

Я жить хочу, чтоб Родине отдать

Последний сердца гневного толчок,

Чтоб я, умирая, мог сказать,

                          Что умираю за Отчизну мать.    М. Джалиль 1942г

 

     Гариф Маликов родился в 1913г в селе Январцево Приуральского района Западно – Казахстанской области. Когда ему было три года, семья переехала  вТашлу.

   Отец Гарифа батрачил, а мать была  стряпухой. В гражданскую войну отца  убивают дутовцы. Он рос как все дети того времени был пионером, комсомольцем, рано познал, что такое труд.

    В 1933г окончил курсы механизаторов, работал комбайнёром в Большевистской МТС. С 1935 по 1937 г служил в рядах Красной Армии, а после демобилизации возвратился в родную Ташлу.

  По воспоминаниям членов семьи, друзей и односельчан  Гариф Маликов был активным участником художественной самодеятельности. Он очень любил песни, играл на скрипке, мандолине, гитаре и других музыкальных инструментах.  Самой любимой песней была песня «Орлёнок», за это его в юности многие звали орлёнком.

     Начинал Гариф  заниматься самодеятельностью в Ташле в 30 годы вместе с Яковом Сафоновичем Ильичёвым. Друзья были вместе на сцене и на работе в поле. За то, что они вели работу в избе – читальне (в 1934г с избы – читальни была образована наша районная библиотека, которая в 2014г отметила 80 лет) и клубе, им ничего не платили. Потом, когда прибавился в нагрузку ещё и радиоузел, Гарифу и Якову отмечали по одному трудодню.

      Организованный ими струнный оркестр занял первое место по области и удостоился чести выступать в Москве. Оркестр был уже готов к выезду, но поездка сорвалась – началась финская война.

    Незадолго до начала Великой Отечественной войны Гариф Маликов был удостоен чести избрания народным судьёй Ташлинского района. Имея бронь от призыва, он написал заявление с просьбой отправить его  добровольцем на фронт.  22 июля 1941 года в семь часов утра он был принят  в ряды ВКП (б), на фронт его отправил в тот же день.


    Боевой путь Гарифа Маликова начинался на Западном фронте. В составе 120 гаубичного артиллерийского полка, который был подкреплён «катюшами», авиацией и продвигался, разбивая врага в направлении Вязьмы в Ярцев. В ожесточённых боях полк понёс потери в октябре 1941 г, оказался в окружении. Получив сильную контузию при попытке прорыва, Гариф Маликов попал в плен.

     Далее словно в тяжёлом сне, один за другим следовали пересыльные пункты для военнопленных и концлагеря Ярцево, Витебск, Смоленск, Полоцк. Пытки, голод, издевательства немцев. Всё это стойко перенёс Гариф. Он видел казни и расстрелы и сам не раз был на волоске от гибели. В концлагере Двинска был настоящий ад, за короткое время от голода, болезней и пыток умерло около 100 тысяч человек.

     В Двинском лагере  Гариф встретился с Мусой Джалилем, который попал в плен в июне 1942г на Волховском фронте. Там они сдружились. Джалиль вынашивал план создания подпольной организации, но его вскоре отправили  в другое место.


    Муса по заданию созданной им подпольной организации в лагере пошёл «на службу» к немцам в националистический комитет «Идель – Урал» («Волга – Урал»), который находился в Берлине. Этот комитет занимался вербовкой военнопленных в легионы, которые фашисты готовили к отправке на фронт. На Джалиля  было возложены обязанности заниматься «культурным обслуживанием военнопленных». Джалиль решил использовать своё назначение для того, чтобы всеми силами  вредить врагам. Он разъезжает по лагерям, организовывает концерты, подбирает артистов. Всё это служило ширмой, прикрывавшей подлинную деятельность Джалиля  – руководителя подпольной организации.


    В июне 1943г, когда  Г. Маликова перевели в местечко Едлино (Польша), он снова встретился с Мусой  Джалилем, здесь  стояли главные силы легиона «Идель - Урал». Именно здесь им была создана музыкально – хоровая капелла. Её возглавлял   близкий друг Джалиля Рушад Хисамутдинов.

    В   этой капелле стал артистом  и Гариф Маликов. Вот, где пригодились его таланты, которые он проявил на ташлинской сцене. Джалиль представил немцам  Гарифа как профессионального музыканта. И никому из врагов не приходило в голову,  что этот «артист» ведёт подрывную подпольную работу.

    Капелла разъезжала по легионам, выступая, тайно вела подпольную работу. Рассказывали военнопленным правду о положении на фронте,  вели подготовку легионеров к восстанию против фашистов. В песнях, сочинённых на слова Джалиля шёл открытым текстом призыв к борьбе с фашизмом. И если бы среди немцев был переводчик с татарского  языка,  артистам пришлось бы трудно.

   Подпольщики устроили своих людей в типографию и печатали там листовки. Из Берлина в Едлино шли тысячи сводок Совинформбюро и листовок антифашистского содержания.  Антифашистская подпольная работа среди легионеров, которую вели М. Джалиль, Г. Маликов  давала  добрые   плоды.


      Когда под Витебском перешло на сторону белорусских партизан более 900 человек с оружием, порядки в легионе стали жёстче, стали появляться гестаповцы.

  Группа Джалиля вела в легионе подготовку к восстанию, чтобы выступить при приближении  Красной Армии.  Но по доносу  предателя в августе 1943г был арестован Джалиль, а потом более 50 подпольщиков.

   Они,  несмотря на жестокие пытки не выдали ни одного человека. Именно этим  объясняется, что шестеро подпольщиков остались в живых – среди них был Гариф Маликов.


    Гитлеровское командование  после нескольких восстаний татарских легионеров,  было вынуждено отказаться от мысли использовать их против войск Красной Армии. Ненадёжные легионеры были отправлены во  Францию в городок Ле – Пюи, недалеко от Лиона, где фашисты решили их использовать для борьбы против французских партизан. Так Гариф вместе Рушадом Хисамутдиновым оказались на земле Франции.

   Здесь Гариф Маликов познакомился с французским коммунистом, активным участником Сопротивления. Гариф установил связь с командиром отряда французских партизан капитаном Сегелем. Наш земляк стал связным между подпольщиками легиона и партизанами.

    Подпольщики собирали данные о вооружении, численности немецких войск. Неоднократно группы легионеров, разоружив охрану, захватив оружие,  переходили на сторону французских патриотов.

    В конце июня 1944г командир партизан  Сегель предупредил Маликова о нападении ночью на лагерь крупных сил французских партизан. Подпольщики активно их поддержали, охрана немцев была перебита, и над лагерем взвился красный флаг.

     В числе отличившихся в бою с фашистами был и Гариф  Маликов. Ему вместе с французскими патриотами много раз ещё приходилось бить врага до освобождения.  Французы уважали Гарифа и его друзей за отвагу и мужество, а на привалах он пел свою любимую песню «Орлёнок, орлёнок».

      Гариф Маликов попал служить в первый советский  партизанский полк в г. Лионе. Там он организовал музыкальный взвод, старшиной, которого и стал, музыканты   каждое утро исполняли Гимн Советского Союза при подъёме флага СССР.

  Во Франции Маликов пробыл до 18 августа 1945г, затем военный фильтрационный лагерь перевели в Германию, в город Цербст.     


    В конце сентября 1945г Маликов был демобилизован согласно приказу Министра обороны СССР. Но командование обратилось с просьбой принять участие в восстановлении разрушенного войной народного хозяйства. Гариф  дал согласие и до мая 1946 г находился в г. Лунинец Пинской области Белорусской ССР. 

     Домой Гариф писал письма, у него были планы перевезти семью в город Лунинец, там ему предложили работу. Но мать не согласилась на переезд и в сентябре 1946г он возвращается домой.

   Вернувшись в Ташлу, Маликов включился в мирную  работу, заботился о семье, в 1947 году родилась дочь Гыльмия, а в ноябре 1949г сын Абдулла.

   В свободные минуты перебирал фотографии, привезённые из Франции, тетрадки, в которые он собирал песни и стихи в военные годы, по памяти записывал   произведения своего друга и командира Мусы Джалиля.


    27 января 1950г в его убогий домишко постучалась беда. По злому доносу Гарифа арестовали,  перерыли нехитрые пожитки, вскрыли перину и подушки. Прятать Гарифу было нечего и испугать после застенков фашистов невозможно. Ему  было 37 лет, он верил в партию,  верил, что во всём разберутся.

    Но приговор суда был суров: 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Семья жила в небольшой  кухне. Брать было нечего, поэтому увели корову, оставив детей без молока.

   Ташла гудела от возмущения и ужаса – неужели вернулись тридцатые годы. Семье, не боясь  помогали, как могли.

     В тюрьме города Молотова (Пермь) Г. Маликов отсидел шесть лет. Только в июне 1956г выездной коллегией Верховного суда Маликов был оправдан, судимость была снята.   Испытание недоверием Гариф  Абдурахманович выдержал с честью. 

      Вернуть свои реликвии, привезённые из Франции: фото, тетрадки со стихами и песнями и другие документы  оказалось невозможно. По его запросу в райвоенкомат ответили, «что изъятые документы отношения к делу не имеют, вещественными доказательствами не являются, ценности  не  составляют были исключены из дела и уничтожены». Так у Гарифа  отняли последнюю радость.

    Вернувшись домой,   долго болел.  Прошедший сквозь ужас застенков своих и немецких лагерей, не  был  озлоблен ни на страну, ни на людей, ко всем относился с уважением.


      Сын Гарифа Абдулла Гарифович вспоминал: «На 7  ноября 1957г нам сказали в школе, чтобы каждый пришёл с флажком или с портретом руководителей партии, но предупредили, чтобы портрета Сталина не было. Дома я сказал отцу, что нужно приготовить на демонстрацию. Он подготовил красивую палочку, снял со стены портрет Сталина, укрепил его, а когда я сообщил о предупреждении учительницы, произнёс: «Скажешь учительнице, что это сделал отец, который воевал с именем Сталина». И с торжественным видом вручил его мне.»

    К Гарифу Абдурахмановичу  очень многие приходили за советом, за консультацией по гражданским и судебным делам, всем старался помочь. О войне не любил вспоминать,  а если рассказывал, то очень скупо,  и начинал плакать, говоря: «Придёт время, вы всё узнаете».

    Несмотря на то, сколько пришлось пережить этому человеку, любил юмор, был общительный.  Сам писал стихи на татарском языке, более 30 их хранится в  архиве семьи Маликовых.

     Благодаря песне Гарифа Маликова и нашли его друзья по подполью. После войны они разъехались  по всей стране. В 1962г. житель Ташлы Мавлюбердин был в отпуске в г. Алмалык Узбекской ССР. В гостях у родственников один человек запел песню на татарском языке, которую в Ташле исполнял и Гариф. Ташлинец об этом и сказал, а исполнитель песни (это был Гараф Фахрутдиноф, близкий друг по подполью,  и французскому Сопротивлению) заинтересовался – ведь эту песню сочинил Муса  Джалиль и знал её только узкий круг людей. Так друзья нашли друг друга. А потом нашёлся и другой соратник по подполью Рушад Хисамутдинов., который жил в г. Ош Киргизской
ССР.

    Весной 1963г  Маликов стал  собираться  на встречу с друзьями по подполью. Но 25 апреля умер, не выдержало сердце.  Он умер, не дожив до реабилитации четыре года. Ему было всего 50 лет.

       Семья Г. А. Маликова продолжала  хлопоты по защите чести и достоинства отца.

     В 1966г в областной газете «Комсомольское племя» появилась заметка  тульского журналиста  К. Богачёва «Гариф Маликов -  боец французского Сопротивления». В статье журналист сообщил, что к нему обратились друзья из Парижа, работающие в газете «Юманите», которые решили восстановить имена героев Сопротивления в годы войны, они же рассказали о героических подвигах  Маликове во Франции. Через «Комсомольское племя» журналист обратился ко всем знавшим Маликова прислать свои воспоминания.

   На заметку откликнулись более 100 человек, Богачёв приезжал  в Ташлу, встречался с родственниками.

       В марте 1967г дело по обвинению Г. А. Маликова было пересмотрено вновь открывшимся обстоятельствам  и прекращено за отсутствием состава преступления.  15 марта 1967г была  выписана справка о реабилитации Г. А. Маликова. Честное имя простого человека, мужа, отца было восстановлено.

    Прошли годы, но о Гарифе Маликове, о его героической судьбе  помнят его земляки, в Ташле есть улица, названная его именем. Свято чтут и помнят своего  отца и деда члены семьи Маликова.

 


Веретин Алексей Андреевич



«Из одного металла льют

медаль за бой, медаль за труд».

      Русскому народу пришлось перенести много войн, а самая страшная - Великая Отечественная война 1941- 45 гг. Война ворвалась в каждый дом, в каждую семью. Все советские люди встали на защиту своей Родины. 

    Наш земляк Веретин Алексей Андреевич с начала Великой Отечественной войны оказался на фронте, оставив дома жену и четверых детей.  Воевал на Ленинградском фронте пулемётчиком.  В тяжёлых боях на Пулковских высотах под Ленинградом  немецкая мина накрыла их окоп.

   Алексею Андреевичу Веретину оторвало ступни обеих ног, и только чудом остался жив, его подобрали разведчики, возвращавшиеся с задания. Быстро вынесли с поля боя и доставили в прифронтовой госпиталь.

   В 34 года он  стал инвалидом одна нога – до колена, другая – чуть длиннее. Вернувшись домой, он пересилил чувства горечи и обиды  и принялся за работу: подшивал  и валял валенки, запаивал вёдра, делал всё, чтобы помочь солдатским семьям. И хотя в собственной семье было четверо детей, жилось трудно, он обижался, когда ему предлагали плату за его труд и говорил: «Люди воюют, а я деньги буду зарабатывать на их трудностях».

    До ухода на фронт все знали Андрея Алексеевича как человека с золотыми руками: он и слесарь, и комбайнёр, токарь  и электрик. Но он не сдался, остался таким  работящими  и умельцем. Вместе с женой и детьми построил дом, посадил замечательный сад. И продолжал работать на комбайне. Протезов не было, приспособился ходить на коленях, а в МТС ездил на специальной коляске, которую смастерил сам. Отталкивался деревянными колотками и передвигался.

    Все, кто работал рядом с Алексеем Андреевичем, удивлялись и поражались, какая сила была в его руках: на мостик комбайна он, держась за поручни, взлетал, легко поднимая своё упругое, худощавое тело.

     Чтобы управлять  комбайном, он сконструировал специальное металлическое приспособление, «нарастил» высоту педалей и нажимал на них своими культями. Работал наравне со всеми. Обрубки ног натирал до кровавых мозолей. Вечером сам бинтовал их, а утром снова забирался на  площадку комбайна.

    На самые сложные и ответственные участки в полях руководители колхоза  посылали  Веретина, знали, что никто лучше не уберёт этот трудный массив. Он был человек  безотказный, но упорства и мастерства на семерых хватит!   Летом 1954г на прицепном «Сталинце» убрал хлеба на площади 1750 гектаров. За достижение таких высоких показателей и проявленную трудовую доблесть Алексею Андреевичу Веретину, Указом Президиума Верховного Совета  СССР от 31 декабря 1954г, присвоено звание Героя Социалистического труда.

     Слава о нём прокатилась по всей стране. Авторитет был его очень высок. Алексей Андреевич два созыва подряд избирался депутатом областного Совета народных депутатов. Вот тогда ему сделали персональные протезы. Только надевал их, когда ездил в Оренбург или ходил на партийные собрания. А в повседневной жизни предпочитал передвигаться на коленях и на коляске.

     Работать продолжал до конца своей жизни, которая оборвалась внезапно, что повергла в шок не только родных, но и всех, кто знал знатного хлебороба.

    В тот трагический день 7 октября 1958г он вместе со средним сыном Владимиром отправился на своём «ГАЗ-69» в Бурлин, на мельницу, чтобы размолоть зерно на муку.  Когда уже возвращались домой с мукой подъехали к Уралу, чтобы переправиться на пароме. По правилам техники безопасности, при въезде на паром пассажиров на транспорте быть не должно, поэтому сын Владимир остался на берегу, а Алексей  Андреевич, пытаясь въехать на паром, сорвался на гружёной машине в Урал и вода поглотила его вместе с машиной у всех на глазах.

     На следующий день, когда были организованы подводные поиски и подъём машины со дна реки, Алексея Андреевича так и обнаружили сидящим за рулём. Врач констатировал смерть от разрыва сердца. Так погиб Герой, ташлинский  Маресьев хлебной нивы.

    В Ташле есть улица Веретина, её жители и все ташлинцы помнят и знают  Героя Социалистического труда Веретина Алексея Андреевича.

 

Заря вставала над землёй, заря вставала.

                                          Земля рыдала по сынам, земля рыдала…